avangard-pressa.ru

Судебная система и конституционный контроль - Право

В Индии, как и в России, в отличие от ряда других фе­деративных государств существует единая, строго централи­зованная судебная система, призванная служить укреплению единства страны и единообразному применению законодатель­ства на всей ее территории.

Унифицированы и достаточно четко определены на кон­ституционном уровне только высшие уровни судебной систе­мы Индии: Верховный суд и высокие суды штатов.

Система судов каждого штата, которая замыкается на высокий суд штата, включает так называемые "дополнитель­ные суды" и имеет свои особенности. Вот почему обобщенное описание судебной системы Индии с неизбежностью носит несколько схематический характер, не позволяющий раскрыть всего реально существующего на местах разнообразия. Это бросается в глаза даже в толковании понятия "окружной судья" в п. "а" ст. 236 Конституции, согласно которому это понятие охватывает целый ряд судейских должностей.

Низшей ступенью судебной системы являются суды панчаятов, создаваемые для мелких территориальных единиц, объединяющих несколько деревень. Здесь из числа местных жителей, не имеющих, как правило, юридического образова­ния, создаются судебные органы, рассматривающие наименее значимые правонарушения, совершенные на территории панчаята. В некоторых штатах суды панчаятов, рассматривающие незначительные уголовные дела, являются судами первой ин­станции. Наказание обычно ограничивается общественным порицанием или незначительным штрафом.

Вышестоящие суды ниже уровня высокого суда штата разделяются на гражданские и уголовные и действуют неза­висимо друг от друга.

Следующей, более высокой инстанцией судов по граждан­ским делам, рассматривающей иски по суммам от 1 до 5 тыс. рупий, являются суды муисифов (в переводе — судьи-инду­сы). Над судами мунсифов на иерархической лестнице стоят дополнительные судьи, имеющие неограниченные полномочия по рассмотрению гражданских дел. Они вправе рассматривать апелляции на решения судов мунсифов.

В судах ниже окружных отправление правосудия часто осуществляется представителями местной администрации в лице соответствующих чиновников. Состав окружных судов назначается губернатором штата по согласованию с высоким судом штата из числа лиц, состоящих на службе Союза или штата либо имеющих не менее семи лет опыта работы адво­катом (ст. 233 Конституции). Окружные суды по уголовным и гражданским делам, соответственно, рассматривают апелля­ции на решения судебных магистратов, мунсифов и дополни­тельных судей, а также слушают наиболее серьезные дела в качестве суда первой инстанции.

Высшая судебная инстанция штата — его высокий суд, осуществляющий руководство деятельностью всех нижестоя­щих судебных инстанций штата. Главный судья штата назна­чается Президентом после консультации с главным судьей Ин­дии и губернатором штата, а все остальные судьи высокого суда — также после консультации с главным судьей штата. Судьей высокого суда может быть гражданин Индии, имеющий 10-летний стаж работы судьей или адвокатом высокого суда штата (ст. 217 Конституции). Число судей устанавливает­ся приказом Президента. Судьи занимают свои должности до достижения ими 62 лет. Смещение судей высоких судов шта­тов возможно по решению обеих палат Парламента (но не ле­гислатуры своего штата).

Высокий суд штата рассматривает апелляции на решения нижестоящих судов штата, а также разрешает по первой ин­станции наиболее важные дела, которые он принимает к сво­ему производству. Особое значение имеет его функция органа конституционного контроля.

Парламент может образовать высокий суд для союзной тер­ритории или объявить любой суд на такой территории высоким судом для определенных целей Конституции (ст. 241 Конститу­ции). Союзная территория Дели имеет собственный высокий суд, в то время как на остальные союзные территории распростра­няется юрисдикция высоких судов соседних штатов.

Высший орган единой централизованной судебной систе­мы Индии -— Верховный суд, который состоит из главного судьи, обычно старшего по возрасту, и 25 судей. Судьи Верховного суда назначаются Президентом после консультации с главным судьей Индии (если, разумеется, речь не идет о кандидатуре на эту должность), судьями Верховного суда и высоких судов штатов по выбору Президента. Кандидат в судьи должен быть гражданином Индии, иметь стаж работы судьей высокого суда не менее пяти лет, или не менее 10 лет быть адвокатом при высоком суде, или быть, по мнению Президента, выдающим­ся юристом. По достижении 65-летнего возраста судьи обяза­ны уходить в отставку, а также могут быть досрочно уволены за недостойное поведение или смещены приказом Президента по причине профессиональной непригодности. Приказ Прези­дента о смещении члена Верховного суда должен основывать­ся на обращении обеих палат Парламента, принятом решени­ем 2/3 присутствующих и голосующих членов и большинства от общего числа членов каждой палаты.

В случае необходимости главный судья Индии может с согласия Президента и после консультации с главным судьей какого-либо из высоких судов назначить судью этого высокого суда временным судьей Верховного суда. Главный судья Ин­дии может также в случае необходимости просить какого-либо отставного судью Верховного суда или высокого суда принять участие в работе Верховного суда, но это участие доброволь­ное, хотя и оплачиваемое.

Верховный суд полномочен рассматривать в качестве суда первой инстанции споры между Союзом и штатами, атакже споры между штатами по вопросам права или факта, от кото­рых зависит наличие или объем законного права. Он являет­ся высшей апелляционной инстанцией по уголовным и граж­данским делам. Апелляции на решения высоких судов подают­ся, если:

— соответствующий высокий суд подтвердит, что в деле затронут существенный вопрос права, связанный с толковани­ем Конституции;

— Верховный суд сам разрешит апелляцию в случае от­каза высокого суда в подтверждении;

— неправильно разрешен существенный вопрос права.

В пределах действующего законодательства Верховный суд издает предписания по вопросам судопроизводства, а по просьбе Президента может давать различные заключения по вопро­сам факта или права. Наиболее важна роль Верховного суда Индии и высоких судов штатов в качестве органов конститу­ционного контроля. Как упоминалось, Верховный суд может издавать судебные приказы в защиту конституционных прав и свобод.

При рассмотрении любого дела Верховный суд может давать толкование конституционных положений, а формулируемое им право обязательно для всех судов страны. Верховный суд может объявить неконституционным любой закон, противоречащий Конституции Индии. Чаще всего это касается законодательных актов, нарушающих конституционные права и свободы.

Анализируя поправки к Конституции, изменившие поло­жение Верховного суда, можно отметить общую тенденцию к ослаблению его позиций, преобладавшую до конца 70-х гг. и" усилившуюся в последующий период. Этот процесс, однако, протекает очень неровно. Так, для преодоления сопротивления Верховного суда, занимавшего первые два десятилетия весь­ма консервативные позиции, Правительство было вынужде­но несколько раз инициировать конституционные поправки. Особенно ослабила судебную власть, в том числе и по вопро­сам конституционного контроля, 42-я поправка 1976 г., приня­тая в период монопольного господства ИНК. Однако проведен­ная в 1977 г. правительством Джаната парти 43-я поправка в основном вернула роль судебных органов в прежнее положение, а 44-я — даже усилила их независимость.

С возвращением к власти в 1980 г. правительства Индиры Ганди фактическая роль судов в Индии снова стала падать. Определенная стабилизация либерального политического ре­жима, связанная с правлением Раджива Ганди, вновь укрепи­ла положение судебной власти. С некоторым общим ослабле­нием роли исполнительной власти после убийства Р. Ганди, с изменением партийной системы и все более частыми коалици­онными правительствами перспектива дальнейшего усиления роли суда стала более заметной.

Большое значение для толкования и реализации положе­ний Конституции имеет деятельность судов в качестве органов конституционного контроля. Стремление повысить роль кон­ституционного контроля характерно для различных полити­ческих сил, хотя они пытаются использовать этот инструмент подчас в диаметрально противоположных направлениях.

Важно отметить, что на основе судебных прецедентов в стране возникло и усилилось так называемое казуальное (су­дебное) конституционное право, которое существенно допол­няет и изменяет содержание конституционных норм. За годы независимости расширилась роль конституционного обычая, который приобретает не только фактический, но и сугубо пра­вовой характер. Он юридически закрепляется в решениях Вер­ховного суда, содержащих толкование Конституции, и подчас инкорпорируется поправками в ее текст (например, 42-я и 44-я поправки о взаимоотношениях Президента и Правительства и конституционализации Кабинета). Ко второй половине 70-х гг. в практике Верховного суда и доктринах, на которых основы­вается его деятельность, произошли серьезные изменения: судьи стали шире обращаться к понятиям, применяемым в странах с развитыми демократическими институтами.

Создатели Конституции Индии, стремясь избежать исполь­зования ко многому обязывающей классической формулиров­ки "due process of law" (надлежащая правовая процедура), использованной в V и XIV поправках к Конституции США, предпочли сформулировать в ст. 21 эту гарантию жизни и лич­ной свободы граждан иначе, употребив выражение "according to procedure established by law" (в порядке, установленном за­коном). Однако в результате постепенного переосмысления и после более демократичного толкования этих терминов в де­лах "Купер против Индийского Союза" и "Манека Ганди про­тив Индийского Союза" Верховный суд в решении по делу Сунил Батра признал, что эти два понятия в принципе равно­значны. Это показательный пример развития вышеупомяну­того казуального конституционного права.

В свете усилившегося внимания к правам человека Вер­ховный суд в упомянутом решении по делу Манека Ганди дал весьма либеральное толкование права на жизнь (которое в тексте Конституции отсутствует) и личную свободу. Вместе с принятием концепции надлежащей правовой процедуры в ре­шениях по другим делам было признано право на быстрый и справедливый суд, юридическую помощь, компенсацию за не­законное содержание под стражей, должное управление тюрь­мами, защиту чести и достоинства, а также на обеспечение средств к существованию.

Начиная с середины 70-х гг. произошло расширение та­ких важных концепций, на которых основывается деятельность судов, как "locus standi" (право лица быть выслушанным в суде) и "cause of action" (основание иска). Выступая по делу муни­ципалитета Ратлам, судья Верховного суда Кришна Айер по­яснил суть этого нового явления в Верховном суде: "Центр всей судебной деятельности должен сместиться, как указыва­ет преамбула к Конституции, от традиционного индивидуа­лизма в качестве основного ценностного критерия к ориента­ции на интересы общества, которые должны защищаться по­средством "public interest litigation", т. е. процедуры судебного разбирательства вопросов, затрагивающих групповые интере­сы"*. Такого рода разбирательство в суде может быть иници­ировано любым гражданином в интересах любой общины или группы людей, которые страдают от несправедливости, но в силу своей недостаточной юридической грамотности или тя­желого материального положения не имеют возможности осу­ществить защиту своих прав обычным путем. В соответствии со ст. 39-а Конституции это должно делаться бесплатно. В этом направлении и были приняты Верховным судом решения по ряду дел, поддержавшие право работников участвовать в уп­равлении производством на основании ст. 43-а Конституции. Вместе с тем Верховный суд расширил применение принци­пов естественной справедливости, что является, пожалуй, по­ловиной пути по направлению к не признававшейся в Индии до недавних времен доктрине прирожденных и неотчуждае­мых прав человека и гражданина.

* Торе Т. К. Expanding Role of Judiciary in Welfare State. 2nd ed. N. D., 1997. P. 18.

Практика и эволюция концепций и доктрин, используемых Верховным судом Индии, свидетельствуют о расширяющем­ся демократическом толковании им прав и свобод, большем внимании к групповым интересам наиболее отсталых и соци­ально незащищенных слоев населения, признании этим выс­шим органом конституционного контроля важнейших элемен­тов понятий господства права и правового государства.

Процесс некоторой общей демократизации форм судебной деятельности и усиления судебной власти вполне соответству­ет естественной логике движения страны к более широкому использованию инструментов демократии по мере ускоряюще­гося экономического развития.