avangard-pressa.ru

Раздел третий. Преступление. в гл. 8, исключают разные признаки преступления из потенциально преступного деяния, хотя в целом результат одинаков - Психология

в гл. 8, исключают разные признаки преступления из потенциально преступного деяния, хотя в целом результат одинаков, поскольку от­сутствие одного из признаков преступления лишает деяние преступного характера»1. По мнению автора, при необходимой обороне и задержа­нии лица, совершившего преступление, исключается преимуществен­но общественная опасность; при крайней необходимости, обоснован­ном риске, психическом и преодолимом физическом принуждении ис­ключается противоправность; исполнение приказа и непреодолимое физическое принуждение исключают виновность2. Эта позиция пред­ставляется ошибочной.

Не являющиеся общественно опасными деяния не могут быть уго­ловно-противоправными. Законодатель устанавливает уголовно-пра­вовые запреты лишь за те действия (бездействие), которые обладают определенной степенью вредоносности — общественной опасностью. Что касается вины, отраженной в таком признаке преступления, как виновность, то она представляет собой, в частности при умышленной вине, осознание субъектом общественной опасности своих действий (бездействия), предвидение возможности или неизбежности наступ­ления общественно опасных последствий и их желание, сознательное допущение или безразличие к ним (ст. 25 УК). Следовательно, вина не может быть определена вне отношения лица к общественной опас­ности деяния и его последствий. Непризнание поведения общественно опасным делает невозможным говорить о виновном его совершении.

В случае физического непреодолимого принуждения, по мнению вышеуказанного и некоторых других авторов, якобы отсутствует вина. Однако невозможно говорить только об отсутствии вины применитель­но к поведению, лишенному волевого характера. Деяние представляет собой обязательно сознательно-волевое поведение субъекта. Отсутствие у лица свободы выбора между преступным и непреступным поведени­ем, блокирование воли означает и отсутствие самого деяния. Таким об­разом, в случае физического принуждения, имеющего непреодолимый характер, нет деяния, нет ни одного другого признака преступления.

Нельзя согласиться с пониманием обоснованного риска как обстоя­тельства, исключающего лишь противоправность, что следует понимать как наличие у него иных признаков преступления. Но правомерное по­ведение не может быть виновным и общественно опасным. Опасность деяния для личности, общества или государства несовместима с пра­вомерностью. Если деяние правомерно, оно не может являться обще­ственно опасным. Иначе необходимо признать, что есть общественно

1 Уголовное право России: Общая часть/ Под ред. А.И. Рарога. М., 2009. С. 259. См. там же.