avangard-pressa.ru

Раздел третий. Преступление. знаки состава, только состава неоконченного деяния - Психология

знаки состава, только состава неоконченного деяния. Если признать обратное, то ни за приготовление, ни за покушение привлечь к уголов­ной ответственности нельзя, поскольку основанием уголовной ответст­венности, согласно ст. 8 УК, является наличие в деянии всех призна­ков состава преступления, предусмотренного УК.

Во-вторых, определение оконченного преступления отражает лишь объективный критерий и не учитывает субъективный. Например, при покушении на убийство потерпевший может быть легко ранен. Причи­нение легкого вреда здоровью содержит все признаки состава окончен­ного преступления, предусмотренного ст. 115 УК. Однако с учетом на­правленности умысла содеянное виновным необходимо квалифициро­вать как покушение на убийство, а не оконченное причинение легкого вреда здоровью человека. Аналогично должен рассматриваться и слу­чай получения должностным лицом взятки вместо крупного размера в некрупном, когда этому лицу, допустим, передается муляж денежных купюр вперемешку с небольшим числом подлинных купюр. Действия взяткополучателя будут квалифицированы как покушение на получе­ние взятки в крупном размере, а не оконченное получение небольшой денежной суммы (см. ст. 290 УК).

Итак, оконченнымследует признавать такое деяние, которое содер­жит все признаки того состава преступления, предусмотренного Уго­ловным кодексом, которое лицо планировало совершить. Если лицу не удается совершить задуманное, необходимо говорить о неокончен­ном деянии.

Согласно Уложению о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. преступление считалось «совершившимся» (оконченным), ко­гда действительно последовало «преднамеренное виновным», т.е. за­думанное им было в реальности выполнено, а также когда последова­ло некое иное, чем было задумано, «от его действий зло»1. Здесь мы ви­дим указание не только на результат, задуманный виновным лицом, но и на иной результат — «иное зло». Следовательно, даже если наступал иной результат, нежели тот, к достижению которого виновный стре­мился, преступление следовало признавать оконченным, что невер­но. В отличие от Уложения 1845 г. Руководящие начала по уголовному праву РСФСР 1919 г. обоснованно признавали преступление окончен­ным тогда, «когда намерение совершись преступление осуществилось до конца» (ст. 17).

В юридической литературе отмечается, что оконченное преступле­ние отличается от неоконченного «не всеми, а лишь одним признаком,

Хрестоматия по истории отечественного государства и права (X век -1917г.)/ Сост. В.А. Томсинов. С. 223.

Глава XIII. Неоконченное преступление и добровольный отказ от преступления

а именно — наличием общественно опасного последствия»'. Однако это утверждение, справедливое для покушения, неприменимо к приготовле­нию. В случае приготовления лицо не только «не доводит преступление до конца», т.е. не завершает преступления, но даже не начинает его. Все под­готовительные к преступлению действия (бездействие) находятся за рам­ками состава того преступления, которое лицо планирует совершить.

Законодатель называет два вида неоконченного преступления- приго­товление к преступлению и покушение на преступление (ч. 2 ст. 29 УК).

Однако в специальной литературе отмечается, что фактически су­ществует не два, а три вида неоконченного преступления. Помимо пре­рванных по не зависящим от лица обстоятельствам (приготовления и по­кушения) существует добровольно не оконченное (оставленное) деяние2.

Действительно, лицо способно до наступления общественно опас­ных последствий добровольно прекратить подготовку к совершению преступления или прекратить исполнение состава преступления, одна­ко правомерно ли в этих случаях говорить о неоконченном «преступле­нии»?При добровольном отказе от совершения преступления (ст. 31 УК) отсутствует состав как оконченного, так и неоконченного преступного деяния, поэтому говорить о добровольном отказе как об одном из видов неоконченного преступления, как представляется, некорректно. Отказ от преступления,по правилам формальной логики, не может быть видом преступления,пусть и неоконченного. Утверждение обратного не толь­ко нелогично, но и принижает значение добровольного отказа как об­стоятельства, при котором лицо вообще не подлежит уголовной ответст­венности за то преступление, от совершения которого оно отказалось.

Уголовная ответственность за неоконченное преступлениенаступает по статье УК, предусматривающей ответственность за оконченное пре­ступление, со ссылкой на ст. 30 УК. Ссылка на указанную статью необ­ходима потому, что в Особенной части УК все составы преступлений сформулированы как оконченные, завершенные. В случае недоведения преступления до конца по обстоятельствам, не зависящим от воли лица, содеянное им нельзя квалифицировать только по статье Особенной части УК, поскольку в неоконченном деянии всегда будет недоставать преду­смотренных в статье элементов. Более того, применительно к приготов­лению вообще нельзя говорить о выполнении состава преступления, пред­усмотренного Особенной частью, поскольку в этом случае виновное лицо вообще не приступает к его совершению. Ссылка на ст. 30 УК и ее конкрет­ную часть — в зависимости от того, какое неоконченное деяние имело ме­сто, — позволяет обосновать привлечение к уголовной ответственности

Курс уголовного права: Учебник для вузов / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и И.М. Тяж-ковой. Т. 1: Общая часть. М., 2002. С. 364. Там же. С. 365.

Раздел третий. Преступление

за те деяния, которые не содержат всех необходимых признаков состава преступления, предусмотренного Особенной частью. Как уже отмечалось, приготовление и покушение тоже содержат состав преступления, однако его признаки определяются как нормами Общей, так и нормами Особен­ной части УК. К примеру, приготовление к убийству по найму должно квалифицироваться по ч. 1 ст. 30 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК. Таким образом, в случае неоконченного деяния всегда указывается статья Общей части (ст. 30 УК), а также статья, предусматривающая уголовную ответствен­ность за то преступление, которое лицо планировало совершить или на совершение которого оно покушалось.