avangard-pressa.ru

Раздел первый. Изменения русской салонной культуры во второй половине XIX века: причины, тенденции - Искусство

Один из сложных вопросов культурологии - вопрос динамики культуры, причин и факторов ее изменения. Следует отметить, что в современной культурологии нет единого мнения по этому вопросу, по меньшей мере можно выделить ряд подходов к определению динамики культуры, а именно монистический и плюралистический подходы, исходящие из того - один или множество факторов детерминируют развитие культуры. Одним из вариантов монистического подхода является марксистский, провозгласивший материально-производственные факторы определяющими для развития всего общества, а следовательно, и культуры. Вместе с тем Маркс писал, что материальное производство в конечном итоге детерминирует развитие общества, но это отнюдь не означает, как полагают представители экономического детерминизма, что за каждым изменением культуры необходимо видеть изменения в сфере материального производства.

Среди факторов развития культуры назывались чисто духовные, географические и пр.

Наряду с этим плюралистический подход исходит из того, что на каждом конкретном этапе развития культуры надо выделять множество факторов, так или иначе воздействующих на нее (в частности, такой подход был предложен П.А. Сорокиным).

Однако этим многообразие подходов к анализу динамики культуры не ограничивается. Существуют также интернальный и экстернальный подходы. В частности, интернальный подход предполагает выделение внутренних факторов самой культуры, детерминирующих ее развитие, в то время как экстернальный ищет такие факторы вовне культуры.

Действительно, с одной стороны на культуру оказывают влияние внешние факторы, причем применительно к конкретному этапу ее развития они могут быть весьма вариативны. С другой - и сама культура имеет свою логику развития, механизмы культурного наследования, которые предопределяют тенденции ее развития.

Применительно к анализируемой теме - развитие салонной культуры XIX века - важно выделить как внешние, так и внутренние факторы этого процесса. На наш взгляд, причины следует искать в изменениях положения того социального слоя, с которым связана эта культура, т.е. дворянства, на что оказали влияние факторы, происходившие в жизни общества того периода, а именно - развитие буржуазных общественных отношений, появление новых социальных классов, повлекшие за собой измененя в политической и духовной жизни общества.

Уже в первой половине XIX века начинается бурное развитие капиталистического уклада в экономике, идущее по восходящей линии вплоть до первой половины XX века. Растущая торговая и промышленная буржуазия становилась заметной силой, хотя позиции дворянства еще сильны. Аристократическая салонная культура в первой половине XIX века играет значительную роль в общественной жизни России. Реформы Александра I, Отечественная война 1812 года, восстание декабристов - все это отразилось и на салонной культуре.

Последующий период - вторая половина XIX века - отмечена иными тенденциями: дворянство как социальный слой постепенно уступает свои позиции иным, новым слоям. Салонная культура теряет свою элитарность, замкнутость, соответственно, меняется и состав посетителей салона. Салон становится все более разночинным по своему социальному составу.

На изменения салонной культуры безусловно оказали влияние процессы, происходившие в жизни общества того периода. Тяжелое поражение России в Крымской войне (1853-1856) привело страну к кризису. Кроме того, существующее крепостное право мешало дальнейшему экономическому развитию. Нужны были перемены. Это ясно осознавали и представители дворянства, и царь. Не без оснований поэтому можно сказать, что правление Александра II стало периодом радикальных преобразований российского общества.

Объем предстоящих преобразований был огромным, и новый монарх начал осуществлять нововведения практически с первых месяцев правления. Он руководствовался двумя основными принципами в своей деятельности: «быть готовым ко всему» и «не все делать вдруг». Потому многие шаги в реформировании жизни государства были осторожными и незавершенными, порой за шагом вперед шло отступление назад на полшага. В этом проявились характерные черты правления Александра II, его характера и политических убеждений.

Свою убежденность в необходимости ликвидации крепостнических порядков государь высказал уже в 1856 г. перед московским дворянством. Широко известна его фраза о том, что нужно освободить крепостных сверху, пока они не начали освобождать себя снизу. Но он не хотел быть единственным инициатором отмены крепостного права, предпочитал, чтобы инициатива шла от дворян и начал с организации такой инициативы. Для этого потребовалось предоставить людям возможность высказывать свои мнения, в том числе критические. В России с 1858 года развернулось нечто небывалое - гласность[233].

Тема предстоящей крестьянской реформы, безусловно, одна из тех приоритетных тем, которая в тот период обсуждалась в столичных и провинциальных салонах. Развернулась настоящая идейная борьба консервативного большинства помещиков, хранителей старых порядков, с либерально-настроенным меньшинством. Однако общие позиции тех и других мало чем различались. Все они были склонны отстаивать свои права на власть и владение поместьем. Споры вызывал вопрос о степени возможных уступок крестьянам.

Защитниками интересов крестьянства становятся представители новой интеллигенции из среды мелкого дворянства и чиновничества, низшего духовенства и мещан. Отметим, что если в XVIII - первой четверти XIX века объединяющей силой русской культуры выступает образованное дворянство, то собственно интеллигенция как социокультурный слой появляется после 1861 года, однако как социальный слой она формируется несколько ранее, в 30-40-е гг. XIX в. (в то время в нем преобладало дворянство, со временем социальный состав интеллигенции меняется).

К середине ХIХ в. интеллигенция существует в России как вполне сложившаяся социальная прослойка в обществе, уже преимущественно разночинская. Начиная с эпохи реформ, она становится одной из главных сил в общественно-политической и культурной жизни страны. С ее деятельностью связана демократизация образования, внесение в общественное сознание идей гражданственности и борьба за воплощение этих идей в жизнь.

«Разночинец» - понятие, которое входит в XIX в. в общественное и художественное сознание. По происхождению разночинец не принадлежал к дворянской среде, был выходцем из семьи священника, лекаря, мелкого лавочника, реже - ремесленника или крестьянина. В первой половине XIX в. этот термин обозначал простолюдина, но уже не принадлежащего к податным сословиям. В Толковом словаре В.И. Даля разночинец определяется как человек «не податного состояния, но без личного дворянства». Важным признаком принадлежности к разночинству был образовательный ценз.

Разночинцы, как и дворяне, принадлежали к служивому сословию и были обязаны учить своих детей. Образование, таким образом, становилось важнейшим фактором «размывания» сословий, а разночинская среда - наиболее благоприятной для формирования интеллигенции.

Термин «интеллигенция» появился в России в 1860-е гг. Одним из первых его ввел писатель П.Д. Боборыкин, имея в виду «образованный, культурный и передовой слой общества». Данное определение было близким к общепринятому в Западной Европе, где интеллигентами называли людей, профессионально занимающихся умственным трудом, интеллектуалов. Принадлежность к интеллигенции, однако, определялась не только характером труда, но и социальной функцией этого слоя, которая была связана с созданием культурных ценностей, участием в развитии общественной мысли, выработке общественного сознания.

Следует отметить, что на формирование и дальнейшее развитие слоя интеллигенции во многом повлияли и реформы в сфере образования, проводимые в тот период. Они начались в 1864 г. при министре народного просвещения А.В. Головнине. Было предоставлено право открывать народные училища общественным учреждениям и частным лицам, в уездах и губернских городах создавались училищные советы.

Устав гимназий и прогимназий делил их на классические и реальные, вводил принцип формального равенства в среднем образовании. Устав 1862 г. учреждал женские училища, а Устав университетов от 18 июня 1863 г. предоставлял высшим учебным заведениям более широкие права и большую самостоятельность в решении внутренних вопросов. Изменился социальный состав студенчества, значительная часть его - выходцы из недворянских сословий.

С конца 1860-х гг. в России возникают учебные учреждения, дающие высшее образование женщинам - небывалая смелость! Лубянские высшие женские курсы в Москве в 1869 г. и подобные им Владимирские в 1870 г. в Петербурге положили начало женскому высшему образованию, но при этом они были отданы в частные руки и не имели формального государственного «благословения». Однако это обстоятельство вовсе не снижает огромного значения, которое имело создание таких учреждений в России, где по общему правилу женщин в университеты не допускали. Демократизация образования, появление большого числа специалистов с высшим образованием из разночинцев значительно расширили круг интеллигенции.

Отличительной чертой самосознания русской интеллигенции было ее противостояние власти, которое проявилось как в революционном максимализме, так и в либеральной оппозиционности.

Либеральное направление было самым широким в общественной мысли второй половины XIX века, оно имело множество различных оттенков. Либералы выступали за установление мирным путем конституционных форм правления, прав и свобод человека и гражданина. Они действовали легальными путями через печать, земства, различные салоны, которые все больше приобретали политическую окраску.

В 1860-е годы на волне отрицания существующего порядка среди студенческой молодежи распространилась идеология нигилизма. Нигилисты пытались распространять свои идеи в том числе и в салонах. Отрицая философию, искусство, мораль, религию, они называли себя материалистами и проповедовали эгоизм, основанный на разуме[234]. Самым ярким художественным воплощением нигилиста-«шестидесятника» стал образ Базарова в романе И.С. Тургенева «Отцы и дети».

Публицист М.Н. Катков в своих передовых статьях в «Московских ведомостях»[235] уделял большое внимание проблеме нигилизма: «В иностранных газетах, равно как и в некоторых петербургских салонах, высказывается весьма положительное убеждение, что русский народ исполнен дико-разрушительного революционного духа». По наблюдению Каткова поэты-нигилисты украшали своими произведениями журналы «Ералаш» и «Искра». В то же время выступления после покушения Каракозова (1866) встречали в печати яростное противодействие ряда издателей, журналистов и стоящих за ними лиц[236].

Именно в среде интеллигенции был распространен радикализм. В 1860-е годы на левом фланге выделилась радикальная революционно-демократическая группа. Ее вождем стал Н.Г. Чернышевский - ведущий публицист журнала «Современник». Сторонник социализма и демократии, Чернышевский возмущался эгоизмом помещиков в крестьянском вопросе, компромиссными проектами правительства, стоял за максимальные наделы для крестьян при минимальном выкупе. Он полагал, что царь заодно с дворянами, а бюрократия не способна решать общественные проблемы.

Стремление к решительным переменам во имя народа разделял с Чернышевским его соратник по «Современнику» Н.А. Добролюбов.

Сложную позицию занимал А.И. Герцен, вместе с Н.П. Огаревым издававший в Лондоне альманах «Полярная звезда», газету «Колокол», сборник «Голоса из России». Социалист и демократ, Герцен упорно боролся против крепостничества, обличал охранителей в правительстве. Широким общественным переменам, полагал Герцен, должно предшествовать становление самостоятельной личности, сознающей свое нравственное достоинство: «Нельзя людей освобождать в наружной степени больше, чем они свободны внутри».

Особое место в русском радикализме занимал Д.И. Писарев - ведущий публицист журнала «Русское слово». Молодой радикал стремился устранить все препятствия, стоящие на пути человеческой индивидуальности - бытовые и семейные устои, традиции, религию, авторитеты. Писарев отвергал искусство, философию во имя естественных наук, приносящих конкретную пользу. Он считал, что в основе человеческих отношений должны лежать не отвлеченные идеалы, а соображения взаимной выгоды (разумный эгоизм).

Тяжелым для радикальных идеологов 1860-х гг. был вопрос о крестьянской революции. Порой они склонялись к ее признанию (особенно после реформы 1861 г.), но никогда не забывали об издержках восстаний и насильственных переустройств. Типичным проявлением идеологии «шестидесятников» была пропаганда практической социальной деятельности.

Интеллигенция ощущала разрыв с народом, пыталась преодолеть его путем служения ему. Именно в разночинской среде возникла теория неоплатного долга интеллигенции перед народом. В 1860-70-е гг. разночинская интеллигенция искренно верила в то, что она делала для народа и его блага.

Осознание «нужности» народу питало общественную активность интеллигенции, роль которой в пореформенной общественно-культурной жизни значительно возросла. С ее деятельностью было связано, прежде всего, развитие народного образования, просвещения и науки. В просвещении народа она видела свой нравственный долг. Стремление улучшить его жизнь через приобщение к знаниям приводило энтузиастов в комитеты грамотности, земские и воскресные школы, многочисленные благотворительные организации.

Проповедь радикализма находила живой отклик в русском обществе, переживавшем пору крутых перемен. Сословные границы разрушались. Реформы в сфере образования открыли высшую школу для всех сословий. Складывался особый слой профессионалов умственного труда, в значительной степени состоявший из разночинцев, выходцев из обедневшего дворянства, духовенства, мещанства, крестьянства.

Порвав с прежней средой, интеллигенты-разночинцы освобождались от вековых сословных традиций, рвались к решительной переделке мира, враждебно относясь к устоям старого строя - государству и церкви, Внимание интеллигенции было заострено на общественных переустройствах. Этой задаче должны были подчиняться наука, литература, искусство и другие сферы духовной жизни, и именно эта тематика зачастую преобладала в салонах, где присутствовали представители разночинцев.

Именно образованный слой становится «интеллектуальной лабораторией, в которой, помимо культурных ценностей, создаются формы и типы национальной гражданственности и политического устроения». Одним словом, «в руках интеллигенции находятся все ключи от национальной судьбы того народа, представительницей которого она является»[237]. Как писал Д.С. Лихачев: «Для меня интеллигентность - это повышенная восприимчивость к культуре, к искусству, деликатность в отношении других людей, принципиальность»[238].

Главный носитель просвещения, интеллигенция искренне верила, что ей под силу менять пути развития России. Вместе с тем интеллигенты-разночинцы болезненно переживали разрыв с «простым народом», их мучило чувство вины перед ним.

Одновременно с радикализацией образованного общества зрел протест в крестьянстве. В 1861 г. в деревне было заметно глухое недовольство. Апогея крестьянское движение достигло после отмены крепостничества. Число волнений в 1861 г. подскочило сразу в десять раз. Крестьяне, никогда не признавшие за дворянством права на землю, узнав об условиях реформы, решили, что «волю подменили господа». Власти прибегли к оружию для усмирения крестьянских волнений. Так, в селе Бездна Пензенской губернии было убито и ранено несколько сот человек. Это взбудоражило радикалов, так же разочарованных крестьянской реформой. Осенью 1861 г. вспыхнули студенческие волнения в Москве, Петербурге, Казани, подавленные полицией и войсками.

В крупных городах появились прокламации - «Великорусс», «К молодому поколению». Наряду с резкой критикой крестьянской реформы, в них содержались требования решительных перемен, угрожая крестьянским бунтом. Весной 1862 г. в Петербурге разразились страшные пожары, виновники которых так и не были установлены. Тем временем на улицах появилась новая прокламация - «Молодая Россия». Ее автор, студент П.Г. Заичневский призывал к кровавой революции, обобществлению имущества, ликвидации брака и семьи. В обществе стала нарастать паника. Правительство прибегло к репрессиям. Арестовали и отправили на каторгу Чернышевского, хотя его вина не была доказана, ряд его сторонников.

Репрессии царского правительства на время подавили радикальное движение, но не устранили его причин. К концу 1860-х годов выявилось как бедственное положение освобожденного крестьянства, так и отход правительства от либерального курса. Стеснения властей оставляли все меньше места для легальной работы в земстве, университетах, печати. Радикальная молодежь начала объединяться в тайные кружки.

Революционная жажда, пожиравшая интеллигенцию, ярче всего проявилась в деятельности С.Г. Нечаева, создавшего в 1869 г. среди московских студентов общество «Народная расправа»[239].

«Нечаевщина» ужаснула многих молодых радикалов и они решили пойти иным путем. В начале 1870-х гг. возникает ряд политических кружков, в которых отвергались принципы «диктаторства». Самым крупным был кружок «чайковцев», в который входили Н.В. Чайковский, С.Л. Перовская, А.И. Желябов, П.А. Кропоткин, С.М. Кравчинский.

Вместе с тем радикальная интеллигенция стремилась найти и новое идейное знамя. Таким знаменем на рубеже 1860-70-х годов стало народничество[240].

В 1870-х гг. главным средством достижения социальной справедливости народники считали крестьянскую революцию. Поэтому народничество 1870-х принято называть революционным - в отличие от «либерального народничества» 1880-х годов, проповедовавшего мирный, просветительский путь преобразований.

В 1870-е годы сотни молодых интеллигентов двинулись в деревню. Одни пытались, переходя из деревни в деревню, разжечь крестьянский бунт. Другие просто хотели «отдать долг» народу - лечить, просвещать его. Всеми владели почти религиозный энтузиазм, жертвенный порыв, тяга к нравственному самоочищению, желание порвать с «грязной» средой привилегированного общества.

Крестьяне не оправдали интеллигентских надежд - на восстание не поднялись и тяги к социализму не проявили. Правительство же разгромило «хождение в народ», арестовывая всех, кто вызывал хоть малейшее подозрение.

После убийства Александра II резко усилились правительственная реакция и охранительные настроения в обществе. Убийство царя - высший успех народовольцев - стало началом их заката. Народ остался неподвижен, самодержавное государство не рухнуло, а умеренное общество отшатнулось от террористов. Народовольцы теряли веру в прежние идеалы.

Либерально настроенная часть общества была озабочена политическими переменами - необходимостью введения конституции и представительства на европейский лад. Заговорили об этом, прежде всего, поместные дворяне - депутаты губернских комитетов по крестьянскому делу, члены дворянских собраний. Одни желали приобщить к государственной жизни лишь «благородное сословие» - в качестве компенсации за потерю крепостных. Другие стояли за представительство для всех сословий, широкое развитие местного самоуправления, гласность, независимость суда от администрации, равенство всех граждан перед законом.

В 1880-е гг. для общественных настроений большинства разночинской интеллигенции становятся характерными упадничество, пессимизм, неверие в эффективность радикальной политической борьбы, увлечение теориями «малых дел» и «постепенного прогресса», толстовством с его непротивленчеством в противоположность общественному оптимизму 60-х гг. Черты новой ментальности тут же отразились и в салонной культуре того периода.

Мысль о разрыве, разобщенности интеллигенции с народом звучит как лейтмотив во многих художественных произведениях, созданных в 1880-е гг. (в поэзии Надсона, прозе Гаршина, музыке Чайковского, живописи Репина).

Салоны второй половины XIX века становятся все более политически направленными. Однако это не исключало и появления салонов, которые имели философскую направленность. В пореформенный период философская жизнь в русском обществе постепенно оживляется, обостряется идейная борьба различных философских направлений. В одних салонах были объединены те, кто стремился провести рационализацию, офилософствование православия (Н.Г. Дебольский, А.И. Брокович, П.А. Милославский и пр.); другие - являлись выразителями идей естественно-научного материализма (К.А. Тимирязев, И.М. Сеченов, Д.И. Менделеев и пр.).

Что касается литературных и музыкальных салонов, то их проблематика в этот период также меняется. Искусство теперь становится все более социальным по проблематике и в значительно большей мере демократическим по идейной направленности и формам. «В нем получает дальнейшее развитие реалистический принцип отражения жизни и гораздо активнее и критически осознаются главные социальные конфликты русской действительности»[241]. Изменения эти были связаны, в первую очередь, с теми социальными сдвигами, которые происходили в обществе.

Так, раскрытие глубокой внутренней неудовлетворенности и нравственных исканий в среде как дворянства, так и разночинной интеллигенции привело к развитию жанра социально-бытового романа и повести, психологических по своей сути (Л.Н. Толстой, Ф.М. Достоевский и др.). Появляются и романы, политические по своей проблематике (Чернышевский, Слепцов и пр.). Произведения популяризировались в салонах, активно обсуждались.

Темы «новых» людей, жизни народа, отражение бытующих нравов - в центре внимания писателей.

В поэзии также развернулась идейная борьба, часто ведущаяся в литературные салоны, между, с одной стороны, поэтами-демократами (Н.А. Некрасов, В.С. Курочкин и пр.), а с другой - сторонниками «чистого искусства» (А.А. Фет, А.Н. Майков и пр.).

Идея правды жизни отстаивается и в музыке. «Жизнь, где бы ни сказалась; правда, как бы ни была солона; смелая, искренняя речь к людям», - так определил М.П. Мусоргский требования к музыке, выражая взгляды кружка музыкантов «могучая кучка». Это нашло отражение и в творчестве великих композиторов того периода.

Салоны как выставки современного изобразительного искусства возрождаются во второй половине XIX века. Они организовывались художниками-передвижниками в разных городах России.

Следует отметить, что меценаты того периода всячески стремились помочь художникам. Яркий пример - С.И. Мамонтов. Его дом в Абрамцеве под Москвой стал излюбленным местом встреч и работы многих художников.

Еще одна черта того периода, связанная с угасанием дворянства как социального слоя, - прекращение существование усадеб. Старинное дворянское поместье заменяется экономическими имениями и дачами. «Удары топора по стволам вишневого сада» говорят о прощании России с усадебными поместьями. Вместе с тем нельзя сказать, что салонная жизнь в этих преобразованных поместьях замерла. Как справедливо отмечает, Т.С. Георгиева, «усадьба, отходя на второстепенные по своему значению места, меняла и свое содержание. Она все больше приближалась по духу своему к музею или храму искусства. Прославиться могла лишь та усадьба, которая становилась средоточием духовной и культурной жизни общества»[242].

Салоны, существующие в тот период в усадьбах, были своего рода отдушиной от нарастающих социальных проблем. Та часть дворянства, которая не была согласна с царским режимом, не шла на Сенатскую площадь, как это сделали декабристы, а выражала свой протест тем, что уходила от реальной действительности в том числе и в мир искусства. Вспомним слова А.И. Герцена, который говорил о том, что в России есть много лиц, которые, если и просят о чем-то правительство, то разве лишь о том, чтобы их оставили в покое. «Усадьба казалась, как дальние страны, прообразом свободы»[243].

Итак, подведем итоги.

1. Динамика салонной культуры в XIX веке определяется, в первую очередь, теми социальными изменениями, которые происходили в тот период, а именно - развитие капиталистических общественных отношений, отмена крепостного права, проведение иных реформ Александром II. Кроме того, эти изменения отразились и на социальной структуре общества. Роль локомотива духовного развития постепенно переходила от дворянства к разночинной интеллигенции.

2. В 1850-1880 гг. альтернативой аристократическому дворянскому салону приходит политический салон разночинцев. Организаторы салонов - разночинная интеллигенция - ставили целью изменение политического пути развития страны.

3. Вместе с тем разночинная интеллигенция была весьма разнообразна по своим общественно-политическим взглядам. Здесь были представители как либеральных, так и радикальных идей. Все это накладывало отпечаток на салонную культуру того периода, выделяя салоны более или менее оппозиционные по своей политической направленности. Однако в любом случае многие салоны того периода начинают приобретать политическую окрашенность.

4. Кроме того нельзя утверждать, что все салоны того периода были политизированы. По-прежнему существуют музыкальные, литературные салоны. Следует отметить и возрастающее число философских салонов, которые формировались представителями того или иного философского направления.

5. Многие элементы салонной культуры XVIII - начала XIX века нашли свое продолжение и в салонах XIX века. Салоны оставались традиционны по форме (например, место проведения, роль хозяина/ хозяйки), по своей направленности (музыкальный, литературный), но отнюдь не по проблематике обсуждаемых тем (например, появляются новые темы в искусстве, что сразу же становится предметом обсуждения в салонах: реализм прочно входит в литературу, музыку, живопись; вместе с тем весьма популярна и теория чистого искусства).

6. Что касается дворянских салонов, то они все больше приобретают черты художественной направленности, поскольку для части дворянства, недовольной проводимой политикой, уход в искусство означал своеобразный протест существующей действительности. Усадьбы все более превращаются в храмы искусства.

Таким образом, изменения в салонной культуре того периода были предопределены целой совокупностью факторов и условий как внешнего по отношению к салонной культуре, так и внутреннего характера.